Моногорода

Моногорода

Моногорода России — российские населённые пункты, которые были основаны при градообразующих предприятиях с целью обеспечения производства трудовыми ресурсами . Термин «моногород» возник еще во времена Советского союза, и получил большое распространение.

Более подробно об определении моногорода здесь

Большинство градообразующих предприятий моногородов ориентированы на государственные оборонные или минерально-сырьевые заказы. Политические и экономические изменения, происходящие в государстве, напрямую находят свое отражение в социально-экономическом развитии моногородов. Например, в советском союзе моногорода находились в стадии подъема и развития, в то время как в 1990 году после распада СССР часть поселений оказалась на грани закрытия и прекращения функционирования. В 21 веке Правительство прикладывает все усилия, чтобы стабилизировать положение моногородов. Однако, единого подхода к созданию, развитию, модернизации моногородов пока не выработано.

Так как моногорода представляют собой предприятия с трудовыми ресурсами из посланий, то они напрямую связаны с социально-политической ситуацией страны, а именно региона, в котором они находятся. Проблемы моногородов напрямую связаны с социально-экономическим развитием страны из-за узкой специализации предприятий. Спад производства вызывает в монопрофильных поселениях целый ряд проблем: падение уровня жизни, резкое ухудшение социально-экономической ситуации, сложности обслуживания жилищного фонда и объектов инженерной и социальной инфраструктуры. И решить такие проблемы не всегда получается, так как органы управления не имеют достаточного бюджета, а дохода собственников градообразующих предприятий недостаточно.

Сокращение прибыли градообразующих предприятий было особенно заметно во время кризиса 2008 года, когда приток инвестиций в страну и регионы был минимален, соответственно, наблюдалось снижение стоимости экспортной продукции и спроса на нее. ВВП моногородов в первые годы XXI века составлял 30—40 % ВВП страны, а после кризиса только — 15—17 %. Такие негативные характеристики привели к росту безработицы в регионах, сокращению численности населения моногородов. Что, в свою очередь, привело к снижению предпринимательской активности и дефициту инвестиций в основной капитал.

Некоторые моногорода претерпели сокращение штата сотрудников, либо им приходилось работать не на всей мощности. Например, производители стали и проката «Магнитогорский металлургический комбинат» и «Металлоинвест» работали только в половину имевшихся мощностей. На Магнитогорском металлургическом комбинате сокращение коснулось 3 тысяч работников, на Первоуральском новотрубном заводе — 2,7 тысячи, на заводе «КамАЗ» — 1,5 тысячи. Ростовская область, известная горнодобывающей промышленностью. Сократила количество шахт: к 2010-му из 64 действующих шахт осталось только 6 стабильно работающих. В результате в моногородах Восточного Донбасса наблюдались резкое снижение качества жизни населения.

Население было недовольно сложившейся ситуацией в моногородах и зачастую выходило на забастовки и акции протеста. После многочисленных акций протеста в 2009 году премьер-министр России Владимир Путин поручил подготовить программу поддержки моногородов. В результате на развитие моногородов по всей стране было выделено 27,6 миллиардов рублей (375 265 813, 28 долл.США). Выдвигались предложения и проекты по развитию и совершенствованию моногородов, но не все проекты были одобрены. 16 проектов были одобрены, но не завершены из-за проблем с привлечёнными частными инвесторами. В результате часть бюджета так и не была освоена.

В 2010 году в рамках госпрограмм в моногородах было создано более 434 тысяч временных рабочих мест и более 10 тысяч постоянных. Благодаря чему средний уровень безработицы снизился почти на два процента до 3,8 %, в половине городов он не превышал среднего уровня по стране. Благодаря привлечению крупного и среднего бизнеса в 35 городах отмечался рост предпринимательской активности, 64 % моногородов закончили год с прибылью . Так, одним из первых успешных опытов реновации моногородов стали Таштагол, Ленинск-Кузнецкий и Прокопьевск, получившие государственное финансирование в объёме 3,2 миллиарда рублей (41 852 853.74 долл.США). Благодаря этому удалось привлечь более 40 миллиардов рублей (558 038 049.82 долл.США) частных инвестиций и создать почти 19,5 тысяч рабочих мест. 

https://www.finam.ru/analysis/newsitem563E8/

Несмотря на проводимую государством политику по поддержке моногородов и выделению средств на реализацию проектов, эффективность результатов была не на высшем уровне. Проанализировав проведенную господдержку, можно выделить следующие ее недостатки:

  • не была разработана долгосрочная программа развития моногородов;
  • не предусмотрен масштаб работы;
  • только крупные моногорода получили поддержку, где население составляло более 5 тысяч человек;
  • не все собственники бизнеса в градообразующих предприятиях изъявили желание спонсировать моногорода;
  • в связи с организацией моногородов в поселениях, отмечалась нехватка высококвалифицированных кадров, которые смогли бы реализовать проекты модернизации.

Тот факт, что государство и правительство региона выделяло бюджет на финансирование градообразующих предприятий напрямую, имел и негативное воздействие. Таким образом снижалась привлекательность моногородов для инвесторов Подобная политика приводит к неэффективности национальных проектов, направленных на поддержку моногородов. Для решения проблем была необходима инновационная и долгосрочная целевая программа.

К концу 2014 года при поддержке Внешэкономбанка был создан Фонд развития моногородов (МОНОГОРОДА.РФ), который выделил Краснотурьинску, Анжеро-Судженску, Югре, Чегдомыну, Канашу и другим городам в критическом положении 4,4 миллиарда рублей на диверсификацию экономики . Из них 95 % направили на развитие инфраструктуры, оставшиеся 5 % — в региональные бюджеты. Организация также занималась поиском и привлечением инвесторов, реновацией градообразующих предприятий в промышленные парки. Тем не менее, действия фонда подвергли широкой общественной критике из-за неясных критериев выделения средств. К примеру, на международном инвестиционном форуме «Сочи-2015» представитель Центра стратегических разработок Сергей Ламанов констатировал:

Помогают только тем, кто имеет шанс встать на ноги, 95 городов выбраны субъективно, если сдвинуть критерии оценки, их окажется 150. К тому же среди «избранных» произойдёт внутренняя селекция, соответственно помогут в лучшем случае 30 городам, то есть одной трети, а две трети окажутся «за бортом», и никакой бизнес туда не придёт. Для классического моногорода закрытие градообразующего предприятия — это приговор. Таким «классикам» остаётся только модель «управляемого сжатия»: поиск новых рабочих мест для трудоспособного населения в других городах, а для оставшихся 20% жителей — сохранение социальных учреждений, оптимизация территории, гарантии и поддержка государства» .

К 2015 году примером успешной реновации стал Анжеро-Судженск, где закрыли шахты, организовали нефтеперерабатывающий кластер и построили предприятия по производству стройматериалов. Хотя Министерство экономического развития увеличило общее число моногородов до 319, а количество кризисных — до 94-х (по другим данным — до 99). Несмотря на это, бюджетных средств, выделенных в 2015—2017 годах на реновацию монопрофильных территорий, хватало только на 20—30 проектов. Утверждённый правительством комплекс мер по повышению инвестиционной привлекательности моногородов, предусматривал привлечение кредитных ресурсов от госбанков: ВЭБа, ВТБ, Сбербанка, МСП Банка и Россельхозбанка. Однако нестабильная экономическая ситуация и высокая ключевая ставка Центробанка (для займов на срок больше года, она составляла 17,5 %), не позволяли инвесторам брать кредиты для реализации долгосрочных проектов .

 

Предпринятые меры помогли улучшить экономическое положение в 45 % городов. Данная экономическая политика включала в себя развитие туризма, поддержку локального среднего и малого бизнеса. создание индустриальных парков и особых экономических зон, переориентацию части градообразующих предприятий. Так, производственные мощности в Набережных Челнах адаптировали под производство синтетического сапфира, в Краснотурьинске — под производство алюминия и титана для авиации. В некоторых моногородах проводилась политика по переселению около половины жителей и более компактное расселение оставшихся. Таким образом удавалось сохранить моногорода и сэкономить достаточный бюджет. В остальных же моногородах, где не применялась политика переселения, основной упор делался на непосредственное развитие территории: модернизации главного предприятия, развитие социальных служб, привлечение инвесторов путем снижения налогов. Все эти мероприятия, в свою очередь, способствовали миграции жителей. Региональные власти получили право вдвое снижать ставку единого налога на вменённый доход для отдельных видов деятельности. Минпромторг и Минсельхоз разработали программы субсидирования инвесторов.

В сентябре 2016 года премьер-министр России Дмитрий Медведев сообщил о запуске программы «Пять шагов благоустройства» в рамках политики по модернизации моногородов . Для разработки проектов благоустройства общественных пространств привлекли консалтинговое бюро «Стрелка», которое разработало концепцию развития городской среды в 319 моногородах. В частности, была запущена краудсорсинговая платформа «Моногорода.рф», где жители могли предлагать свои идеи .

Несмотря на существующий ряд проблем, в 2018 году монопрофильные города составляли основу промышленного потенциала России. По данным Росстата, в них проживало более 13,5 миллиона россиян (примерно 9,2 % всего населения страны). В ноябре того же года директор Фонда развития моногородов, руководитель приоритетной программы "Комплексное развитие моногородов" Ирина Макиева подвела предварительные итоги программы: за два года было создано 400 тысяч рабочих мест, 63 моногорода получило статус территории опережающего экономического развития, предусматривающий ряд льгот. До конца 2018-го планировалось исключить из списка 18 городов, среди которых Новокузнецк, Анжеро-Судженск, Юрга, Кумертау, Череповец и другие. Но список заморозили до 2019-го, чтобы дать возможность экономически успешным проектам развиваться .

Согласно последним изменениям, внесенным в августе 2019 года, в России зарегистрирован 321 моногород. Больше всего таких населенных пунктов в Кемеровской, Свердловской и Челябинской областях: 24, 17 и 16 соответственно . По данным Росстата, к началу 2018 года в моногородах проживало более 13,5 млн россиян, это 9,2% населения страны.

Кроме того, моногорода обладают рядом определяющих факторов: наличие одного или нескольких предприятий единого производственного процесса; удалённость поселения от региональных центров, лишающее население возможности выбора профессиональной деятельности; зависимость бюджета от градообразующего предприятия. Моногорода можно классифицировать по следующим основным признакам: по осуществляемым функциям, по масштабу реализации продукции, по локализации производства, по периоду создания. Кроме того, моногорода можно разделить на моногорода-спутники и моногорода с одним или несколькими градообразующими предприятиями.


Остались вопросы? Отправляя данную форму,
вы соглашаетесь на обработку
персональных данных
Контактная информация:
Название компании
E-mail
Ваш телефон
Ваша заявка успешно отправлена
СЭЗ Чжухай-40 лет опыта
СЭЗ Чжухай-40 лет опыта
16.05.2022
СЭЗ Чжухай- одна из самых известных и успешных специальных зон в Китае. На площадку было привлечено почти 5000 иностранных инвесторов. Существуя и работая уже 40 лет площадка продолжает привлекать новые инвестиции и принимать долгосрочные обязательства.
Московская область
Москва
Социальные сети
Россия, Московская область,
Деревня Шматово, ул. Индустриальная, вл. 4, стр. 1

+7 (495) 135-18-93

hotline@gdpquadrat.com
Россия, Москва, Варшавское шоссе, 1, БЦ "W-Plaza"


+7 (495) 135-18-93

+7 (495) 280-14-42

info@gdpquadrat.com
up up